Новости Центра

Верховный суд закроет проблему ареста предпринимателей?

Общественный омбудсмен по защите предпринимателей от уголовного преследования Андрей Назаров о поправках Верховного Суда в УПК РФ, которые могут обязать следователей отчитываться о проделанной работе, а суды – критичнее относиться к ходатайствам о продлении срока содержания под стражей.

После принятия так называемого предпринимательского постановления Пленума ВС РФ прошел почти год, однако говорить о снижении уголовного преследования бизнеса в масштабах страны пока не приходится.

По нашим оценкам, за 10–15 лет около 3 млн предпринимателей подверглись уголовному преследованию либо получили судимость. В Едином реестре субъектов малого и среднего предпринимательства зарегистрировано 5,7 млн компаний. Получается, предпринимателей, которых не коснулась эта проблема прямо или косвенно, не так уж много.

Каковы последствия для бизнеса в этом случае? Больше 80% предпринимателей ответили, что полностью или частично потеряли свой бизнес после того, как в отношении них началось уголовное преследование.

Самым действенным средством разрушить бизнес остается арест предпринимателя: пока руководитель находится в СИЗО, компания фактически становится «обезглавленной».

Как показывает практика, следствие может затянуться на годы. В Центр «Бизнес против коррупции» поступали обращения от предпринимателей, которые сидели в СИЗО по 2–3 года и даже 6 лет. В апреле Общественный совет рассматривал обращение предпринимателя из Ставропольского края Николая Лавриненко. Ему вменяют хищение 48 млн руб. при строительстве тоннеля в Невинномысске. И хотя проверка по данному обстоятельству не обнаружила ни коррупционной составляющей, ни хищения, ни злоупотребления со стороны компании, руководителя арестовали.

В Центре провели свою экспертизу, и она показала: предприниматель был задержан в июле 2016 г., хотя строительная экспертиза, результаты которой ложились в основу для предъявления обвинения, была назначена лишь в августе 2016 г.

Совместно с Уполномоченным по защите прав предпринимателей нам удалось добиться изменения меры пресечения на подписку о невыезде, но на тот момент предприниматель провел в СИЗО год и 7 месяцев. Что само по себе удивительно, ведь Президент РФ не раз давал четкий посыл применять арест только в крайнем случае. Однако количество лиц, содержащихся под стражей, постоянно растет. В прошлом году темпы снизились, и тем не менее почти 7 тыс. человек находились в СИЗО по экономическим статьям. И это несмотря на запрет арестовывать предпринимателей до суда.

Однако следствие и суды обходят либеральную статью УПК РФ, прибегая к формулировке, что действия обвиняемого не лежат в сфере предпринимательской деятельности. Меру пресечения также продлевают всякий раз без должного обоснования: чаще всего указывается, что обвиняемый предприниматель может скрыться или оказать давление на свидетелей. При этом презумпция невиновности полностью игнорируется.

Почему не применяются альтернативные меры? Ведь число предпринимателей, которым были назначены подписка о невыезде или домашний арест, чрезвычайно мало – всего 0,1%.

Поможет ли законопроект Верховного суда о поправках в УПК РФ, которые могут обязать следователей отчитываться о проделанной работе, а суды – критичнее относиться к ходатайствам о продлении такой меры пресечения, как заключение под стражу, закрыть проблему арестов предпринимателей или сократить ее масштаб?

С одной стороны, теперь от следователя будут требовать доказать необходимость продления срока содержания под стражей, а также мотивировать те следственные действия, которые будут проводиться в это время, и объяснить, что помешало сделать это раньше. Исходя из того, как сегодня складывается правоприменительная практика, данные уточнения необходимы. Но, с другой стороны, экспертное сообщество больше склоняется к тому, что сложности на практике все равно будут возникать.

Все-таки следователи заинтересованы в большем количестве уголовных дел, поэтому бизнес-сообщество давно и последовательно выступает за то, чтобы предусмотреть обязательное согласие прокурора на избрание меры пресечения, связанной с ограничением свободы. Если же он не даст согласия, такая мера не должна применяться.

Более того, вопрос о продлении меры пресечения также должен быть четко урегулирован. В этой связи необходимо передать право на продление меры пресечения в виде содержания под стражей вышестоящей судебной инстанции. А ее продление в третий раз отнести к исключительной компетенции Верховного Суда. Иначе динамика не пойдет на спад, а бизнес так и будет оставаться «за решеткой».

Источник: Новая адвокатская газета